Главная / Политика / Владимир Путин пообещал освободить бизнесменов, но не всех

Владимир Путин пообещал освободить бизнесменов, но не всех

Владимир Путин пообещал освободить бизнесменов, но не всех

25 декабря президент России Владимир Путин принял в Кремле законодателей и обнародовал несколько своих новых предновогодних инициатив. Больше других они касаются бизнесменов, которые, считает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, могут встречать Новый год в более веселом настроении, чем все остальные,— но только если они решили в новом году вывести свой бизнес из-за рубежа и вести его же в России.

В Екатерининском зале Первого корпуса Кремля собрались больше 50 человек: руководящий состав Совета федерации и Госдумы. Спикера Совета федерации Валентину Матвиенко, которая выступала первой, никто и не мог опередить сказать о главном:

— Главное — что вы, Владимир Владимирович, объявили о своем выдвижении! В этот момент вся страна, по-моему, облегченно вздохнула и сказала: «Наконец-то!»

Как же радостно было услышать это от Валентины Матвиенко, и не только президенту. Я лишь в эту секунду почувствовал себя всей страной (а то иногда казалось, что только я этого и жду и только об этом спрашиваю).

Блестящим, по ее словам, стал «демографический пакет Путина, как его уже назвали в народе» (нет, а вот теперь без меня…).

По словам Валентины Матвиенко, за год сильно выросло «уважение к нам на международной арене». Возможно, именно поэтому, просто на всякий случай, «усилились попытки изоляции страны». Впрочем, они в этом же году закончились, рассказала Валентина Матвиенко, полным провалом. Об этом можно судить прежде всего по тому, что на Парламентской ассамблее в Санкт-Петербурге были представлены больше 160 стран, которые «как будто специально хотели продемонстрировать уважение к России!».

Впрочем, я-то помню свои разговоры с парламентариями в Санкт-Петербурге. И отчего-то подавляющее большинство из них утверждали, что первопричиной их появления здесь стал безудержный интерес к этому городу, и они искренне благодарили организаторов ассамблеи за то, что те решили провести ее ни в коем случае не в Москве.

Других признаков прорыва изоляции пока, судя по всему, не наблюдается, иначе Валентина Матвиенко не преминула бы о них вспомнить (впрочем, на тему изоляции России сейчас активно высказываются ее иностранные коллеги: в ближайшее время ожидается расширение санкционного списка российских госслужащих и бизнесменов до 300 человек (см. “Ъ” от 25 декабря).

Спикер Госдумы Вячеслав Володин неожиданно стал рассказывать о том, насколько серьезная ситуация с выращиванием и распространением наркотиков в Афганистане, причем говорил просто, без пафоса, словно по-рабочему…— как про неизбежность, которую все-таки по возможности следует предотвращать (и этот подход, конечно, сразу напомнил о перманентности борьбы за экологию).

— В десятки раз увеличилось количество нарколабораторий…— произнес Вячеслав Володин, и мне вдруг показалось, что он как-то мечтательно улыбнулся… а, нет, извините, это он с отвращением поморщился…

Вячеслав Володин не обошел своим вниманием и решение президента о вводе российских войск в Сирию: «Иначе в этой стране появилось бы террористическое государство…»

Валентина Матвиенко в своем выступлении назвала это решение единственно верным, то есть смогла, на мой взгляд, запомниться в этом вопросе даже больше Вячеслава Володина.

Господин Володин определенно дал понять, что депутаты Госдумы готовы лично принять участие в реализации предложения о выводе капиталов российских бизнесменов из-за рубежа. Для того чтобы «бизнес чувствовал себя в безопасности в России», следует принять новые законодательные акты, и парламентарии, конечно, с удовольствием помогут бизнесменам почувствовать себя в безопасности, но для этого, наверное, ответную любезность следует проявить и бизнесменам по отношению к депутатам. А то будет как-то странно.

Большое впечатление на Вячеслава Володина, как и на Валентину Матвиенко, произвело решение Владимира Путина объявить о выдвижении себя кандидатом в президенты страны.

— Мы, как правильно сказала Валентина Ивановна,— обратил внимание Вячеслав Володин,— получим не только надежду на будущее!.. Есть то, что можно оценить в прошлом. Есть то, что можно оценить уже в настоящем…

А есть, как я понял из его следующей, слишком для меня витиеватой фразы, что-то, что произойдет только в будущем, оценивать необходимо уже сейчас.

Таким образом, Вячеслав Володин к концу своего выступления снова был, без сомнения, лучшим — по крайней мере по сравнению с Валентиной Матвиенко.

Председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов рассказывал о том, что Госдуме к концу года удалось узаконить наконец раздельный сбор мусора (и даже на фоне философских замечаний Валентины Матвиенко и Вячеслава Володина эта тема выглядела еще более высокой).

— В проекте закона,— рассказал Владимир Бурматов,— мы не увидели механизма и полностью его переписали.

Но проблемы, конечно, остаются. Особую тревогу, доложил Владимир Бурматов, вызывают медицинские отходы:

— Это ведь и патологоанатомические отходы! Кто их вывозит?! Хорошо, если на полигон! (А и туда, кажется, не надо бы: как только представишь себе, что жители севера и востока страны дышат, оказывается, и патологоанатомическими отходами… Зачем Владимир Бурматов сейчас с нами так?.. Под праздники, когда отходов, в том числе таких, которых особенно не хотелось бы, будет в разы больше…— А. К.) А чаще на полигон не пускают, и их тогда в овраги вываливают… (Кого, в конце концов, их?! Неужели речь идет о полноформатных отходах?..— А. К.) А там есть такие фракции, которые можно и нужно перерабатывать!..

Разговор получался каким-то неновогодним. В воздухе пахло, по-моему, уже странной туалетной водой (вот какой запах, выясняется, пыталась заглушить эта вода на свалках!).

Отдельно глава комитета остановился на крупногабаритных отходах (не путать, видимо, с полноформатными).

— А уголовная ответственность — спящая! — с горечью констатировал депутат.

Владимир Путин пообещал, что «борьба за сохранение окружающей среды не закончится никогда!»,— и эта фраза может быть полноценным афоризмом в устах и над головами противников политики государства в этом деле: президент ведь согласился, что победить борцов против экологии нельзя.

По поводу выброшенных холодильников и телевизоров (это они и есть крупногабаритные) Владимир Путин неожиданно высказался очень оптимистично: он не исключил введение по их поводу утилизационного сбора — вроде того, какой есть в части автомобилей, на которых их владельцы поставили крест.

Валентина Матвиенко в своем коротком выступлении успела одобрить и решение о регистрации западных СМИ как иноагентов, так что Владимир Путин прокомментировал и его:

— Мы же не ограничиваем свободу граждан! Конечно, и этот закон нуждается в совершенствовании!

Это уже была новость, правда, неизвестно, хорошая или плохая: зависит от того, будет этот закон смягчен или ужесточен.

— Надо посмотреть, а потом на ясном глазу принимать решение! — заключил президент.

Ну если на ясном, то тогда, наверное, будут смягчать, потому что там же получилось девять на одного, а точнее на двоих, а утверждали и утверждают, что ответ — «зеркальный»…

В конце своего развернутого комментария Владимир Путин наконец обратился к тому месту выступления Вячеслава Володина, где тот обратил внимание на готовность депутатов подключиться к скорейшему принятию новых законов и поправок к уже существующим — о выводе капиталов из-за рубежа.

— У меня есть два предложения, о которых я раньше не говорил,— интриговал Владимир Путин.

Оказалось, что первое, многими ожидаемое, и с нетерпением,— о продлении срока амнистии капиталов.

И второе, неожиданное: «Освободить представителей бизнеса, которые закрывают свой бизнес за границей, от выплаты 13-процентного налога».

Ну как же за ним не осталось бы последнего слова.

А то в следующий раз и одобрить будет нечего.

По материалам: kommersant.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*